?

Log in

No account? Create an account

Листать назад | Листать вперед

История Корё, ч. 3

На вершине созданной Сонджоном по танским и сунским образцам (но и с учетом силласких прецедентов) административной системы находились три палаты (самсон) — Государственная Канцелярия (Мунхасон), Дворцовый Секретариат (Чунсо, первоначально назывался Нэсасон), и Государственный Секретариат (Сансосон). Интересно, что, в отличие от китайской модели, в Корё две первые палаты практически функционировали как единое учреждение, известное под сокращенным наименованием Чэбу. Восьми высшим чиновникам Чэбу, обобщенно именовавшимся сонджэ, — канцлеру Государственной Канцелярии (мунха сиджун; практически выполнял функции первого министра), двум его заместителям, двум заместителям начальника Дворцового Секретариата (должность начальника Дворцового Секретариата была чисто формальной) и трем их помощникам, — принадлежала основная роль в принятии важнейших решений. Обсуждать (и при необходимости — критиковать) их решения, а также критически оценивать всех вновь назначаемых на тот или иной пост должны были их подчиненные среднего и низшего звена, известные под общим наименованием соннан. Акцент на жесткую и нелицеприятную критику, делавшийся архитекторами корёской административной системы, должен был, в идеале, стабилизировать структуру и исключать возможность злоупотреблений властью.


Если Чэбу контролировало аппарат управления в целом, принимало решения по основным проблемам и отвечало за отбор кадров на службу, то функции исполнительной власти принадлежали, в принципе, Государственному Секретариату, а точнее — находившимся формально в его подчинении отраслевым министерствам — пу. Из них главными считались шесть — Церемоний (Ебу; отвечало также за дипломатию и образование), Финансов (буквально «Дворов», Хобу; заведовало налоговой системой), Армии (Пёнбу), Чинов (Ибу; заведовало кадровыми процедурами), Наказаний (Хёнбу; заведовало судебной системой, юридическими вопросами вообще, а также официальными реестрами рабов) и Общественных Работ (Конбу; отвечало также за дворцовое ремесло). Формально главами этих министерств были министры-саисо, но практически важнейшие решения контролировались особыми инспекторами-тгаиса, назначаемыми из числа служащих Чэбу. Реальная власть была сконцентрирована в Чэбу, поскольку должность главы Государственного Секретариата была номинальной. Практически 25 чиновников Чэбу высшего и среднего звена (1-7 ранги), в основном выходцы из аристократических семей, получившие конфуцианское образование и прошедшие через государственные экзамены, играли решающую роль во всех областях управления.

Параллельной Чэбу структурой (хотя и несколько ниже по статусу) был созданный Сонджоном в 991 г. Дворцовый Военный Секретариат (Чхумилъвон, или, сокращенно, Чхувон). Он находился под личным контролем государя и отвечал не только за общее состояние военных (в основном пограничных) дел, но также и за прием докладных записок «на Высочайшее имя» с мест и составление государевых указов и распоряжений. Совместное заседание высших чиновников Чэбу и Чхумилъвона — тобёнмаса — было аналогией Верховного Государственного Совета более поздних времен. В основном на рассмотрение таких заседаний выносились военные и пограничные проблемы. Решения, как и на силласком Совете Знати, должны были приниматься только единогласно. Контрбалансом влиянию Чэбу и Дворцового Военного Секретариата (оба эти могущественные учреждения были известны под общим наименованием Чэчху) был Государственный Цензорат (Осадэ, или Сахонбу), в обязанность которого входила критика как чиновных злоупотреблений, так и ошибок и недостатков самого вана. Цензорат выполнял важные функции, обеспечивая «баланс и контроль» внутри бюрократической иерархии и удерживая государя от проявлений чрезмерного авторитаризма. Бюрократическая система раннего Корё, при всей ее сбалансированности и эффективности, отличалась высокой концентрацией власти и влияния в высшем эшелоне управления. Несколько десятков высших чиновников, в абсолютном большинстве своем выходцев из привилегированных землевладельческих кланов, обладали монопольным влиянием на все сферы управления.

Началом создания системы местной администрации считается 983 г., когда Сонджон, в согласии с предложениями Чхве Сынно, разделил страну на 12 областей (мок). Затем система подверглась ряду изменений. Так, в 995 г., после войны с киданями, были заново образованы, по танскому образцу, 10 провинций (то), а области переведены в единицы военной организации. После ряда изменений в завершенном виде (начало XII в.) система провинциального управления выглядела следующим образом. Самой крупной единицей были пять провинций (то) — две центральные (Сохэ на севере и Янгван на юге; между ними располагалась столичная область Кёнги, в определенные периоды также выделявшаяся в провинцию), две южные (Чолла и Кёнсан; названия сохранились до сегодняшнего дня), и одна восточная (Кёджу; западные районы современной пров. Канвон). К провинциям по статусу примыкали два особых пограничных округа (кё) — Северный и Восточный. Если в провинции посылались гражданские губернаторы (анчхальса), то пограничными округами управляли военные губернаторы (пёнмаса).

Основным звеном местного управления были административные единицы «среднего» порядка — управы (пу), округа (кун) и уезды (хён). Этим гражданским управленческим единицам в пограничных округах соответствовали военные протектораты (тохобу) и особые военно-административные районы (чин). Если в управы, округа и уезды из центра присылались гражданские чиновники (известные под обобщенным наименованием сурён — «местные управители»), то военными протекторатами и особыми районами управляли военные. Особыми административными единицами были три столицы — основная (совр. г. Кэсон), западная (нынешний Пхеньян) и восточная (Кёнджу, бывшая столица Силла). Несколько позже ранг «центральной столицы» (кён) был присвоен современному г. Сеулу. Столицы, особенно стратегически важная западная столица, пользовались особыми правами, там располагались дворцы (на случай пребывания там государя) и филиалы ряда центральных административных учреждений. Крупнейшим городом Корё, «государевой столицей» Кэсоном, управлял назначаемый центральной администрацией «городской правитель» — пуюн. Центральные чиновники заведовали также делами в каждом из пяти районов (пу) и 35 кварталов (пан), на которые Кэсон был разделен. В отличие от средневековой Европы, никаких прав на самоуправление кэсонские горожане — купцы и ремесленники — не имели.

Внешне корёская система местного управления кажется всеобъемлющей — административные единицы разного уровня покрывали всю территорию страны. На самом деле, административные возможности династии были ограничены. Из приблизительно 500 округов и уездов правители — главным образом по финансовым соображениям, — посылались примерно в 100 самых крупных; соседние округа и уезды поменьше (их называли соккун или сокхён — «подчиненный округ» или «подчиненный уезд») управлялись чиновниками крупных административных единиц «по совместительству». Ясно, что один присылаемый из центра правитель — даже с заместителем (пхангван) и несколькими помощниками (соккван) — вряд ли мог успешно справиться с делами 5-6 округов и уездов в малознакомой местности. В реальности, эффективно исполнять свои обязанности посланец центра мог лишь при помощи «местных чиновников» (хянни) — мелких и средних землевладельцев, получавших от центральной власти «местную должность» (хянджик) и права на чиновничий земельный надел. Положения о «наделах» для «местных чиновников» легализовывали их земельные владения, восходящие еще к смутным временам позднего Силла.

Основную роль в местном управлении — особенно там, куда центральные чиновники не посылались, — играли представители местных «сильных домов» в должностях ходжан («начальник над дворами») и пуходжан («заместитель начальника над дворами»). Практика передачи этих должностей по наследству означала признание центральной властью привилегированного статуса того или иного клана в соответствующем районе. «Местным чиновникам» давалось право на официальный общегосударственный символ привилегированного положения — чиновный костюм. Стремясь упрочить связь между местной и центральной элитой, власть поощряла сдачу «местными чиновниками» государственных экзаменов и их продвижение в ряды центральной бюрократии.

В целом, если центральная бюрократическая система Корё давала нескольким десяткам высших чиновников аристократического происхождения полный контроль над государственными делами, то система местного управления узаконивала административные прерогативы местной землевладельческой знати. На самом низшем уровне — в селах и деревнях — за уплату налогов и выполнение повинностей отвечали, как и в силлаские времена, старосты (чхонджан и чхонджон) «административных сел» (хэнджончхон). Как и в танском Китае, в Корё — прежде всего при посредстве сельских старост и «местных чиновников» — местные административные органы и Министерство Финансов (Хобу) раз в три года составляли «подворные регистры» (ходжок) на все население. Однако на практике «сильные дома» имели возможности укрыть зависимые от них «дворы» от регистрации и налогообложения.

Вооруженной опорой государственного аппарата была армия, подразделявшаяся на столичные (кёнгун) и провинциальные (чухёнгун) части. В составе столичных частей имелось два корпуса (кун) придворной гвардии и шесть соединений (ви), отвечавших за охрану столицы и границ; гвардия, как считалось, занимала более высокое положение. Два корпуса-кун и шесть соединений-ви возглавлялись военачальниками-санджангун и состояли из 45 отрядов (ён) по тысяче солдат каждый под началом командиров-чангун. Всего, таким образом, столичные части имели в своем составе 45 тыс. бойцов; более 3 тыс. из этого числа относилось к офицерскому составу. Офицеры и младший командный состав (около 7 тыс. чел.) получали чиновничьи служебные наделы и относились по сословной принадлежности к привилегированным служилым слоям, хотя и считались стоящими ниже «истинного», гражданского высшего чиновничества. Обычно принадлежность к служилому военному сословию наследовалась; вакансии заполнялись выходцами из рядового состава, «местных чиновников», или богатых крестьян. Наследовалось и звание рядового столичных частей — крестьяне, принадлежавшие к особым «военным семьям», должны были с 16 до 59 лет проводить на службе один год из трех (на этот год они освобождались от налогов и повинностей). По тому же принципу происходило и зачисление в почти 200-тысячные провинциальные части, но статус «провинциальных военных семей» был ниже. В пограничных округах (ке) к «военным семьям» причислялось практически все крестьянское население. Провинциальные военные привлекались на службу — а также на строительные работы — по мере необходимости, но, по возможности, в период, свободный от полевых работ (в реальности этот принцип часто не соблюдался). Всего наследственное комплектование давало Корё до 250 тыс. подготовленных военнослужащих.

Личное дело

сова синяя
anna_rina
Ведьминская Изба
ПродаМан

Календарь

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Тэги

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel